Відділ продажу:
+38 (050) 325-74-26
+38 (066) 814-67-59
 

Китай: покупает, копирует, производит

 24.01.2014

Источник: http://navoine.ru/china-vpk.html

По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира (СИПРИ), общие расходы на вооружение в мире в 2012 году составили 1,75 триллиона долларов, что на 0,5 процента меньше, чем в 2011-м, и это снижение показателя отмечается впервые с 1998 года. Формируется новая устойчивая тенденция: уменьшение военных бюджетов в развитых государствах, таких как США, Австралия, Канада, Япония, и одновременное увеличение показателей в странах Азии, Восточной Европы, Ближнего Востока, Северной Африки и Латинской Америки. Военный бюджет По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира (СИПРИ), общие расходы на вооружение в мире в 2012 году составили 1,75 триллиона долларов, что на 0,5 процента меньше, чем в 2011-м, и это снижение показателя отмечается впервые с 1998 года. Формируется новая устойчивая тенденция: уменьшение военных бюджетов в развитых государствах, таких как США, Австралия, Канада, Япония, и одновременное увеличение показателей в странах Азии, Восточной Европы, Ближнего Востока, Северной Африки и Латинской Америки. Военный бюджет Китайской Народной Республики в настоящее время – второй в мире после США и в 2012 году возрос на 7,8 процента – до 11,5 миллиарда долларов. Согласно аналитическому отчету «Милитари бэланс-2013» (Military Balance-2013) Международного института стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies – IISS) он продолжит расти.

В 2012–2013 годах основной объем военных ассигнований КНР пришелся на развитие новых программ в сфере вооружений с целью модернизации и повышения боевых возможностей Народно-освободительной армии Китая (НОАК). По мере расширения региональных и международных интересов страны расширяются международные обязательства ее вооруженных сил, в особенности по поддержанию мира, борьбе с пиратством, гуманитарной помощи, помощи при бедствиях и катастрофах, совместным маневрам. Помимо содействия модернизации НОАК, цель этих обязательств, по всей видимости, состоит в создании политических связей Китая и снижении международной обеспокоенности усилением его влияния, особенно в Азии. Все эти задачи требуют повышения боевой эффективности НОАК.

В числе наиболее заметных событий 2012 года эксперты назвали спуск на воду первого китайского авианосца «Ляонин». Он создан на основе корпуса недостроенного советского тяжелого авианесущего крейсера (ТАКР) «Варяг» и достигнет боеготовности через несколько лет. Модернизация корабля и интенсивная подготовка плавсостава и экипажей авиагруппы отчетливо показывают намерение Пекина усиливать авианосные возможности ВМС. В этой связи эксперты бурно обсуждают вопрос, согласится ли Минобороны КНР тренировать морских летчиков на украинском (ранее советском) наземном испытательно-тренировочном комплексе авиации (НИТКА), учитывая, что ВМФ РФ отказался от его использования. Верховная рада должна принять законопроект, согласно которому военное ведомство Украины сможет сдать комплекс в аренду Пекину. Аналитики считают основной самолет китайской палубной авиации J-15 («Цзянь-15») нелицензионной копией российского Су-33К. Сам «Ляонин» по своим характеристикам очень похож на ТАКР «Адмирал Кузнецов». Вследствие этого процесс подготовки китайских летчиков существенно упрощается. Хотя активно развивается центр подготовки морской авиации на авиабазе «Янь Лян» около города Сянь, НОАК очень заинтересована в тренировках на полигоне НИТКА, так как Китай разрабатывал свой единственный авианосец с минимальной иностранной помощью. Самостоятельная подготовка экипажей для него увеличивает риск катастроф и откладывает время ввода корабля в строй.

Тотальная модернизация

Специалисты ранее отмечали в качестве уязвимых мест ВМС НОАК отсутствие зарубежных морских баз и транспортов пополнения запасов кораблей (ТПЗК). Но в марте и мае 2012 года китайцы спустили на воду два ТПЗК класса «Фуши» (Fuchi), сразу удвоив количество этих судов. Большое значение Пекин придает защите прибрежной зоны. В первом полугодии 2012-го ВМС страны получили шесть фрегатов проекта 056. Они могут использоваться в борьбе с подводными лодками, которые сейчас активно закупают соседи по Азиатско-Тихоокеанскому региону (АТР). Против субмарин также разрабатывается морской патрульный самолет Y-8FQ (или GX-6). Впервые его показали в ноябре 2011 года. По данным зарубежных источников, он совершил первый испытательный полет не позднее января 2013-го.

«Милитари бэланс-2013» обращает внимание на то, что Китай при защите своих интересов использует не только укрепление военной мощи, но и более мирные средства. Имеются в виду экономическое давление и полувоенные организации. Для примера можно привести вспомогательные невооруженные суда морской наблюдательной службы (МНС) КНР, которые неоднократно применялись при попытках добиться суверенитета над рядом островов в Южно-Китайском море. То есть Пекин имеет инструменты демонстрации своих намерений, не опасаясь существенного роста напряженности в АТР. Вообще МНС уделяется существенное внимание и до конца 2018 года ее ряды могут пополнить 36 судов. Также существует практика передачи этой организации судов, выведенных из состава ВМС НОАК. В частности, в 2012-м МНС получила два фрегата и два вспомогательных судна, ранее принадлежавших флоту. КНР имеет еще четыре морские организации. Это командование охраны прав рыболовства (КОПР), администрация безопасности мореходства (АБМ), служба береговой охраны (СБО), генеральная таможенная администрация (ГТА). Чаще других используются суда МНС и КОПР, которые вместе с АБМ действуют в иностранных портах (суда СБО и ГТА в основном в прибрежных водах).

Коллеги навек

Помимо реализации собственных оружейных проектов, важную роль в укреплении китайской военной мощи играет закупка иностранных вооружений. Вышеизложенная информация о наиболее интересных разработках китайского ОПК со всей очевидностью демонстрирует важность импорта. В одном из докладов Министерства обороны США, который цитируется в отчете «Развитие и модернизация китайских вооруженных сил. Взгляд с Запада» Центра стратегических и международных исследований CSIS (Centre for Strategic and International Studies), написано: «Китай полагается на иностранные технологии, закупку ключевых компонентов двойного назначения и сосредоточивает внимание на собственных НИОКР для модернизации национальных ВС».

Хотя с середины 2000-х годов страна существенно сократила импорт в абсолютных и относительных показателях, она по-прежнему приобретает готовые военные системы, активизирует развитие оборонного производства с иностранным участием, лицензионное производство и обратный инжиниринг (воспроизведение изделий путем копирования). Кроме того, Китай занимается кибершпионажем в отношении отдельных видов оружия, например, американских истребителей F-35. Вероятно, тенденция сохранится следующие несколько лет из-за продолжающихся трудностей в развитии ключевых технологий, считают западные эксперты.

Как отмечается в докладе СИПРИ за 2012 год, китайский ОПК начал выпускать несколько новых видов вооружений и снизил зависимость от иностранных поставок. Если в 2003–2007-м Пекин был крупнейшим импортером продукции военного назначения (ПВН) на мировом рынке, то в 2008–2012-м он переместился на второе место с показателем 7,5 миллиарда долларов, сократив объем закупок на 47 процентов. СИПРИ отмечает, что новые китайские системы вооружений продолжают базироваться на значительном количестве зарубежных комплектующих. О первом авианосце уже сказано выше. Наиболее массовые серийные истребители J-10 и J-11 используют российские турбореактивные двухконтурные двигатели (ТРДД) АЛ-31ФН и таких примеров много.

В докладе Пентагона за 2013 год отмечено, что Россия остается основным поставщиком вооружений и материально-технического обеспечения в Китай, включая перспективные истребители, вертолеты, ракетные системы, подводные лодки, эсминцы, а также лицензии на производство некоторых видов. В подтверждение стоит привести еще ряд примеров. С 1996 года Россия экспортировала в общей сложности 76 Су-27 (36 Су-27СК и 40 Су-27УБК) в рамках трех контрактов – двух по 24 и одного на 28 машин. В том же 1996-м стороны подписали соглашение стоимостью 150 миллионов долларов по передаче КНР технологий и комплектующих, а также оказание необходимой технической поддержки на производство Су-27. Согласно условиям Москва обязалась помочь китайскому предприятию «Шеньян авиэйшн компани» (Shenyang Aviation Company – SAC) в создании производственной линии и выпуске 200 Су-27 в течение последующих 15 лет. Двигатели, РЛС, БРЭО и системы вооружения закупались в России напрямую. Также Пекин получил 38 многоцелевых истребителей Су-30МКК и 24 истребителя Су-30МК2 для ВМС НОАК.

К настоящему времени Пекин приобрел 12 неатомных подводных лодок (НАПЛ) проектов 877ЭКМ и 636 класса «Кило» с различным составом вооружения. В частности, российские технологии нашли применение в китайском проекте 041 (класс «Юань»), который ведется с 2004 года. На начало 2013-го в строю ВМС НОАК имеется четыре НАПЛ (330, 331, 332, 333). Одна субмарина в постройке, планируется строительство еще трех лодок. Сейчас Китай заинтересован в приобретении новых «Амур-1650» разработки центрального конструкторского бюро морской техники (ЦКБ МТ) «Рубин». Как полагают эксперты Исследовательской службы конгресса США, внимание к «Амуру» связано с планами дальнейшего изучения технологий подводного кораблестроения мирового уровня и их внедрением в собственные разработки.

Как сообщил представитель ЦКБ МТ «Рубин», предприятие совместно с Рособоронэкспортом уже ведет переговоры с Пекином о создании подлодок на базе НАПЛ «Амур», существует соответствующий рамочный контракт, подписанный Рособоронэкспортом. «Китай не интересуют закупки подводных лодок. Скорее всего речь пойдет о выборочном взаимодействии по специальным технологиям проектирования отдельных компонентов», – подчеркнул он.

Также Китай получил несколько дивизионов зенитных ракетных систем (ЗРС) С-300, а теперь, пишет лондонский еженедельник «Джейнс дифенс уикли» со ссылкой на директора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС России) Александра Фомина, намерен приобрести ЗРС С-400 в начале 2015 года. Но еще в 2010-м представители российского ОПК отмечали проблемы с производством на предприятиях концерна ПВО «Алмаз-Антей», что делает невозможным какие-либо поставки систем по крайней мере до 2017-го. Издание также уточняет, что сначала определенное количество С-400 должно быть изготовлено для Вооруженных Сил РФ

Копировальные работы

Американские аналитики обеспокоены, что приоритетом китайской стратегии приобретения передовых технологий является политика гражданско-военной интеграции с целью разработки инноваций двойного назначения и развития промышленной базы. ОПК КНР развивался путем интеграции с расширяющимися гражданскими секторами экономики, науки и техники, особенно с теми, которые имеют доступ к иностранным технологиям. Речь идет о перспективной авиации, космосе, авионике и системах управления полетом, программных кодах, лампах бегущей волны (ЛБВ), приборах ночного видения (ПНВ), монолитных микроволновых интегральных схемах, информационных и кибернетических технологиях.

Дифференциация гражданского и военного назначения продукции в Китае очень сложна из-за непрозрачных корпоративных структур, скрытых собственников активов и связей персонала с центральным правительством. Некоторые коммерческие предприятия связаны с НИИ армии и правительственными структурами типа Госкомиссии по контролю и наблюдению за активами. Приобретение товаров двойного назначения создает серьезные проблемы, когда дело касается всесторонней картины технологических возможностей НОАК. Преобладание управляемых государством компаний в сочетании с политикой гостайны затрудняет отслеживание применения отдельных продуктов. Если судить по ежегодным отчетам Пентагона, кажется вероятным, что Китай систематически эксплуатирует товары двойного назначения в военных целях.

Вашингтон опасается, что участие НОАК в статусе наблюдателя на международных учениях с применением американского оборудования и оружия при определенных обстоятельствах может привести к непреднамеренным последствиям и несанкционированному раскрытию данных. «Санкции Тяньаньмэня» США запрещают передачу Китаю американских предметов военного снабжения, оборонных услуг, технических данных и/или технологий, а также раскрытие информации по ним. Кроме того, закон о контроле за экспортом оружия и руководство по международной торговле оружием характеризуют КНР как страну, для которой США запрещают передачу или экспорт военного имущества, включая технические данные, и услуги в сфере ОПК.

В целом у специалистов создается впечатление, что Пекин больше не полагается на импорт в деле модернизации своей армии. Промышленность страны демонстрирует возможность заниматься практически всеми отраслями без внешней помощи, наметилась тенденция сокращения технологического отставания от наиболее развитых западных стран. Однако внезапное прекращение закупок за рубежом способно существенно задержать системное перевооружение армии. Вероятно, зависимость от обратного инжиниринга (воспроизведения), а де-факто от зарубежных вооружений продлится по крайней мере еще одно десятилетие, делают вывод эксперты. Многие современные китайские системы вооружений, особенно авиационной техники, импортированы из России (Су-27 и Су-30) или являются копиями российских разработок. К тому же значительная часть систем местной разработки базируется на зарубежных технологиях. В частности, вертолеты, РЛС и авиадвигатели разрабатываются, импортируются или производятся по лицензиям с широким применением российских и европейских технологий. Также актуальным вопросом для КНР является качество военной продукции по методу обратного инжиниринга. Специалисты оценивают его как очень низкое, что затрудняет адаптацию высокотехнологичных вооружений в НОАК.

К списку

← к списку событий